Adidas adidas Originals adidas' Consortium AIR FORCE 1 Air Jordan AIR JORDAN 1 Air Max Asics Atmos Casio Casio G-Shock Concepts converse Fila G-Shock GEL LYTE III Gel Lyte V Jordan JORDAN BRAND Le Coq Sportif Levi’s New Balance Nike Nike Air Force 1 Nike Air max Nike SB nikelab Onitsuka Tiger Puma Reebok Reebok Classic Ronnie Fieg Roshe Run saucony Sneaker Freaker Sneaker Freaker Russia Stan Smith Street Beat Supra Supreme Vans Wrangler Y-3 ZX FLUX Аdidas
Loading

Интервью Скупа Джексона: 10 лет Sole Provider.

Журнал Sneaker Freaker продолжает он-лайн публикацию лучших материалов разных лет. Интервью Скупа Джексона: 10 лет Sole Provider.  

     Трудно поверить, что прошло 10 лет с тех пор, как Nike выпустили книгу «Sole Provider: 30 years of Nike Basketball». ( По случайному совпадению, в этот же год и месяц вышел первый номер журнала Sneaker Freaker, но это совсем другая история!)  Для тех, кто не читал эту великолепную книгу: это невероятная история Nike в баскетболе, рассказанная с помощью красивых фотографий и уличного слога известного журналиста ESPN Скупа Джексона. Затронув все аспекты, от продуманных маркетинговых схем до кроссовок на ногах игроков и субкультуры вокруг этого всего, Sole Provider помогла доказать, что Nike — это нечто большее, чем просто пара кроссовок. Недавно мне посчастливилось встретиться со Скупом и обсудить, как появилась на свет эта книга. Джексон не боялся менять приоритеты, называя Рэя Батса (креативного директора Nike по баскетболу) гением, стоящим за Sole Provider.

 

Как ты стал автором этой книги?

Мне позвонил Рэй Батс и сказал: «Мы подумываем создать такую книгу — 30 лет истории Nike в баскетболе». Я сказал: «Вот круто!» и давай выдавать ему все, что, по моему мнению, стоило включить в книгу. Люди всегда звонят мне, когда им нужны идеи, советы и прочее, и это забавно, потому что пока я говорил, Рэй молча слушал. После того, как я выговорился, Рэй сказал: «Я позвонил только узнать, хочешь ли ты взяться за книгу».

В тот момент я был на стороне adidas. Я никогда до этого не связывался с Nike. Поэтому для меня это стало большой неожиданностью. Они сказали: «Мы хотим, чтобы ты это сделал». Позже Рэй говорил: «Помнишь, как я позвонил тебе в первый раз, и ты начал вываливать на меня идеи? Я знал, что ты тот самый парень, который нам нужен».

Ты говоришь, что был на стороне adidas.  Сложно было писать книгу об истории Nike?

Мне было несложно, потому что я был единственным, кто не был в команде Nike. Я был предан adidas, но я прожил историю Nike со всеми своими ребятами. Я смотрел, как мой сводный брат Майк убил свою первую пару клееных Blazer. Он тогда сказал: «Да к черту этих Nike!» Я носил adidas Superstar, и они были сшиты. Когда пришло время рассказать про Blazer, это была первая история, потому что это произошло на моих глазах. Когда я разговаривал с дизайнерами Nike, они сказали, что кроссовки рвались, и это было проблемой. Это не был единичный случай. Когда они выпустили Ndestrukt и Legend, мой дружище Кевин сказал: «Да это же лучшие кроссовки за всю историю!», и он был на стороне Nike, так что мне приходилось это слушать. Когда пришло время рассказывать про Legend, я об этом вспомнил. Хотя я и не был фанатом Nike, люди вокруг меня были ими, так что у меня в голове были истории, потому что я прожил их с другими людьми.

Текст в книге полностью подходит к иллюстрациям. Как вы сработались?

Если вы просмотрите книгу, то увидите, что мой подход был почти соревновательным. Это было как олдскул Big Daddy Kane и Kool G Rap, которые никогда не соревновались, но всегда были в одном месте, в одно время, в одной студии, где старались превзойти друг друга. Вся моя философия заключалась в том, чтобы превзойти то, что Рэй делал визуально.

Мы создали большую часть книги в Сан-Франциско. Это была наша пещера Бэтмена — там мы делали книгу. Мы ездили в Сан-Франциско пять или шесть раз за все время, и проводили там по четыре-пять дней. Я наблюдал, как он работает над дизайном и версткой. Когда он сделал фото Blazer на норке, я подумал: «Вот это да!» Когда он показал мне эту фотографию, я знал, что это будет не просто снимок кроссовка — он сделает что-то безумное. И я думал: «Он сфотографировал кроссовок на норке! Как, черт возьми, я должен сделать снимок лучше?» Мы снимали модель за моделью, и я смотрел на его снимки — это были не просто четкие снимки, иногда он не фокусировал объектив. Рэй гений. Я понял, что связался с гением. Ты не увидишь того, что видит он. Я не смог бы «увидеть» идею вывалять в грязи Air Force 1, чтобы представить Рашида Уолласа.

Как можно концептуально прийти к мысли «Я погружу Flightposite в воду и сделаю фотографию»?

А Hyperflight с пятнами краски? И он как будто не придумывал все это по ходу работы, он знал. Когда ты работаешь с таким гением, это поражает. Все снимки были полноценными иллюстрациями с освещением и прочим. Он знал ту историю, которую он хотел рассказать каждым снимком, и снимки рассказывали эти истории. Это его проект. Он так и не признал всей важности своего участиям в нем. Я думаю, мои заслуги здорово переоценили. Это была его концепция. Я просто старался соответствовать тому, что он делал. Он заставлял меня писать. Я не вру, он действительно заставлял меня писать. Как там говорят? — «Отношение отражает лидерство».  Так и есть, я думаю, что поведение тоже отражает лидерство. Рэй — это вам не шутки.

Я уверен, что твое восприятие Nike изменилось, не так ли?

Да, без сомнений, и я отдаю должное Nike. Первое и самое важное, что мне сказал Фил Найт, что «это не обувная компания, это маркетинговая компания». Это изменило все мое восприятие. Когда ты приходишь в офис и видишь все эти маркетинговые награды, которые они получили, это подтверждает, что они действительно маркетинговая компания, которая отлично делает спортивные вещи. Они не срезают углы, они действительно внедряют новейшие технологии для развития культуры спорта. Поэтому они тратят так много денег на определенные проекты, которые или имеют успех, или терпят поражение. С технической точки зрения этого, возможно, не стала бы делать ни одна другая компания. А они инвестируют в это, потому что хотят продвигать культуру спорта. Но в итоге они все равно считают себя маркетинговой компанией, потому что продают вещи.

Они не выпускают линейки продуктов класса премиум под своим брендом, хотя могли бы. Они не ведут себя как художник, который думает «Я на волне успеха, я могу наделать всякой ерунды, и люди все равно это купят». Они покрывают 80 процентов рынка баскетбольных товаров, что касается кроссовок, но при этом ведут себя, как будто это 10 процентов. Я услышал все это прямо от Фила Найта, и это полностью перевернуло мое представление о компании.

Каким доступом к информации ты обладал?

Они сказали: «Если ты возьмешься писать Sole Provider, мы не будем кормить тебя всякими байками, мы дадим тебе всю информацию о компании, от А до Я». Я чувствовал себя как спортсмен, как Коби Брайант. Я уверен, ко мне относились так же как к нему, если не лучше. Это было нескончаемое блаженство. Даже после того, как я согласился, они делали для меня такие вещи, которых я не ожидал.

Они знали, что я все еще чувствовал себя немного стесненно, поэтому попросили меня тестировать продукты. Так что я играл с мячом и рассказывал им об ощущениях.

Однажды мы были в Лос-Анджелесе, и книге было уже полтора года. Я не мог вселиться в свой номер и не мог понять, почему. Номера для всех остальных были готовы, а мой — нет. Потом они сказали: «Господин Джексон, нам пришлось поменять ваш номер, извините за неудобство. Если вы не возражаете, мы поселим вас в люкс». Прошло уже пару часов, поэтому мне уже было все равно.  Я вошел в свой номер, а эти чудаки разложили 19 пар кроссовок по всему номеру как пасхальные яйца.  А я подумал: «Как же это всё потащу в Чикаго?» Я не знаю другой компании, которая бы делала такое, а они делали это для меня. Я работал там четыре года, и это было потрясающе, просто потрясающе.

Как на тебя повлияла книга?

Я думаю, она наделила меня определенным литературным весом в мире и культуре кроссовок. Вряд ли без нее я бы смог достичь такого уровня. Она как будто утвердила мой голос в этой области. Работа в журналах в течение такого долгого времени, как в моем случае, помогает тебе понять одну вещь — журналы это бросовый тип литературы.

Газеты — тоже, в какой-то степени. Но журналы  в особенности, потому что они специализированы. Книги тебя утверждают. Это как сравнивать работу на телевидении со съемками в кино. Как только ты пришел в кино, это утверждает то, что ты делаешь, потому что ты действительно способен сниматься в кино. Я думаю, именно этим для меня стала книга Sole Provider.

В истории Nike было так много великолепных рекламных кампаний, какая из них лучшая, по  твоему мнению?

Для меня гениальными были рекламы Barbershop, потому что в них была честность и ощущение причастности, они не казались постановочными. Мне бы хотелось быть частью этой рекламной кампании. Мне многие рекламные кампании приходят в голову, но с коммерческой точки зрения, и мне нелегко в этом признаться, рекламная компания Revolution была мощной. Тут было все — новая эра обработки и использования музыки для продажи продукта на новом уровне. Общий масштаб кампании, использование музыки Beatles и представление ее как части проекта — это было сильно.

Но моя самая любимая реклама — реклама Джона Макенроя. Кожаная куртка, джинсы, эти небесно-голубые низкие теннисные  Blazer и теннисная ракетка в руке — он выглядел крепким как скала. Это был Макенрой и Нью-Йорк. До сих пор для меня — это всё. Эта действительно крутая реклама!

У тебя была возможность сесть и поразмышлять над Sole Provider с момента публикации?  Когда ты об этом упомянул, я подумал: «А ведь прошло 10 лет». У меня не было времени сесть, расслабиться и взглянуть в прошлое. Если бы со мной не было Рэя, у меня бы ничего не вышло. В этой книге моё — только слова да имя на обложке. Я понимаю, что на самом деле это не мой проект. Это видение Рэя, его детище, а я просто поработал инструментом. Даже сейчас, спустя 10 лет, я не могу раздумывать об этой книге без Рэя. Книга была опубликована в ноябре 2002, так что она когда-то устареет, и кому-то придется совершить еще одно путешествие. Просто чтобы отчитаться за очередные 10 лет.

Sole Provider 10 лет. Интервью Рэя Батса.

Скуп Джексон дал голос Sole Provider, а Рэй Батс дал книге лицо и все внутренние органы. Рэй нашел и создал набор изображений, который сделал Sole Provider настоящей капсулой времени. Обозревая дизайн бренда через все развивающиеся рынки Nike, он рассказал о своей ответственности за баскетбольный брендинг Nike и о том, как родилась книга Sole Provider.

Где ты откопал такие идеи для снимков кроссовок?

Мы хотели подразнить всех идеей этой книги на игре All-Star в 2001 году, поэтому решили использовать 12 лучших баскетбольных кроссовок Nike на тот момент. Некоторые из этих кроссовок были представлены так же, как и в книге. Flightposite был погружен под воду, а Jason Kidd Air Zoom Flight был показан как насекомое. Мы хотели выйти на новый уровень в деталях и в истории создания кроссовок.

Было несколько моделей, которые, по нашему мнению, сыграли судьбоносную роль в истории баскетбола, и к ним следовало относиться бережно. Большая часть идей пришла ко мне тогда, когда я старался просто по-другому взглянуть на продукт.

Некоторые кроссовки вызывают ассоциации, например, Flightposite напоминают какую-то подводную змею. Так получилось с этой моделью. Shox BB4 мы снимали в завернутом черном материале. Hypefl ight я окунул в каску, потому что мне казалось, что их цвета настолько потрясающие, словно это жидкость, которую заключили в форму кроссовка.

Много внимания уделено Air Force 1. Насколько важна эта модель для тебя лично?

Я всегда считал, что Air Force 1 — это нечно большее, чем баскетбол. Мне казалось, они как попзвезда, они ярче ребят, которые их носят, ярче самой игры. Эта модель — живая легенда, я и по сей день не изменил своего к ней отношения. Это интересно, потому что мы кое-что готовим к 30-летней годовщине, и я говорю молодым ребятам, которые над этим работают: «Вы должны относиться к этому как чему-то, что важнее всех вас в этой комнате. Я знаю, что   у вас есть лучшие игроки, звезды и тренд-сеттеры по всему миру, но эти кроссовки не только старше их, они важнее некоторых из них».

Было ли с креативной точки зрения что-то, что пришлось опустить?

Вам Скуп сказал меня об этом спросить, да? Это забавно, потому что Скуп постоянно говорил мне, что напишет еще одну книгу, в которой будет все то, что не вошло в Sole Provider. Я ему говорил: «Парень, меня же уволят!»

Ты работал над огромным количеством проектов и кампаний. Есть ли у тебя любимые?

Я все еще считаю, что рекламная кампания Freestyle была лучшим моментом баскетбольной истории благодаря слиянию поп-культуры и баскетбола. Я стоял  практически за каждым из рекламных снимков кампании. Удивительно наблюдать, как профессиональные атлеты общаются с уличными игроками. Я думаю, это очень круто!

Что касается событий, для себя я выделяю два.

Одно из них — это Battlegrounds. Это было невероятное ощущение — видеть, как в это вовлечен весь мир. Мы со Скупом об этом разговаривали, работали над этим несколько месяцев и потом наблюдали за этим. Я помню, как мы с ним стояли на стадионе в Париже. Игра была такая напряженная, как будто мы были в Чикаго или в Нью-Йорке. Это было потрясающее чувство.

Другой момент — это Международный баскетбольный фестиваль 2010 года в Нью-Йорке. Это был очень трогательный для меня момент, поскольку это был мой последний баскетбольный проект.

Последнее  — это судьбоносный для меня момент в баскетболе, открытие магазина House of Hoops в Гарлеме. Я был одним из главных его дизайнеров, но начали мы это обсуждать еще 10 лет назад. Я стоял там в день открытия со слезами на глазах.  Мы так давно это задумали, и так долго это все было на бумаге. Наблюдать за открытием и принимать  помощь людей, которые пришли на мероприятие — это было невероятно.

Как ты думаешь, когда нужно будет начинать работать над вторым изданием Sole Provider?

Думаю, мы протянем еще пару лет без книги, но может быть, в течение следующих пяти лет произойдут такие кардинальные изменения, которые просто необходимо будет описать. Кроссовки становятся легче, и при производстве используются совершенно новые материалы. Мне кажется, эти факторы подскажут нам момент, когда нужна будет новая книга. В следующие пять лет мы увидим уникальное развитие дизайнерских идей. И эту историю нужно будет рассказать!

 

Журнал: Sneaker Freaker. Текст: Кристофер Кейсон. Все авторские права защищены. Ссылка на материал обязательна.

Share to Facebook
Share to Google Plus
Share to LiveJournal